Лучшие посты
 
← Вернуться назад

Этот скандал был последний — пообещал Стас себе. Зашел в кабину нуль-транспорта и не глядя набрал код станции на Луне. Хватит! Пора расстаться с Дашкой…

1-06-2018, 17:00

Этот скандал был последний — пообещал Стас себе. Зашел в кабину нуль-транспорта и не глядя набрал код станции на Луне. Хватит! Пора расстаться с Дашкой…Этот скандал был последний — пообещал Стас себе. Зашел в кабину нуль-транспорта и не глядя набрал код станции на Луне. Хватит! Пора расстаться с Дашкой…

— Убирайся! Дашка швырнула тарелку через всю каюту. — Скотина!
Стас увернулся от брошенной плошки. Пластиковая тарель стукнулась о переборку и сползла на пол. С точки зрения Дашки, небьющаяся посуда была существенным недостатком: скандалы выходили вялые, невнятные и без огонька.
— Перестань, — Стас попытался приблизиться, но чуть не получил в лоб кружкой, — нас вся станция слышит.
— И пусть слышит! Пусть все знают, с каким идиотом я живу. Дальний космос! Кому он нужен, а? Собрался он лететь, записался он в экспедицию. Козел! Вот иди и целуйся со своей экспедицией. А я себе нормального найду…
Стас не выдержал. Внутри бурлила обида на Дашку, а ругаться и кричать, как она, была противно. В пекло эту истеричку! Он развернулся и вышел из каюты. Этот скандал был последний — пообещал Стас себе. Зашел в кабину нуль-транспорта и не глядя набрал код станции на Луне. Хватит! Пора расстаться с Дашкой, и больше не слушать постоянных претензий. Свет на мгновение погас, и мужчина привычно зажмурился, вглядываясь в цветные вспышки под веками.
— Транспортировка окончена, — объявил женский голос, зажегся свет, и открылись створки шлюза. Всё еще в расстроенных чувствах Стас двинулся по коридору, на ходу подбирая слова на случай, если Дашка остынет и позвонит. Нет, ни в коем случае не мириться. Это будет худшее, что он может сделать. Кстати, а почему горит только дежурное освещение? Что-то случилось? Стас вошел в главный холл станции. Странно… Кто-то сделал перестановку? И где все?
— Караульный! Дежурный компьютер отозвался непривычным тонким голосом:
— Добрый день, человек. Вас приветствует станция "Мимас-2”.
— Мимас? Какой еще Мимас? Где Луна?
— Вас приветствует "Мимас-2”, — с нажимом повторил компьютер, — Станция расположена на спутнике Сатурна Мимасе, предназначена для мониторинга больших колец и облаков Сатурна. Находится на консервации последние сто пятьдесят восемь дней.
— Ёшкин кот!
Стас развернулся и пошел обратно к транспортной кабине. Вот балбес, умудрился ошибиться с кодом станции. Давно с ним такого не случалось. На этот раз код он ввел внимательно смотря на табло. Будет позором ошибиться второй раз подряд. Не дожидаясь, пока начнется телепортация, Стас закрыл глаза и вздохнул. Надо было забрать вещи, но сделать это так, чтобы не встречаться с Дашкой. Резкий писк заставил его отложить грустные мысли в сторону.
— Внимание! — голос дежурного компьютера звучал осуждающе, — Станция находится на консервации. В связи с этим, транспортные услуги предоставляются только на платной основе.
— В смысле? — Стас растерялся.
За всю его бытность в космосе плата за телепортацию не взималась. Он даже представить такого не мог, полагая, что это естественный ход вещей.
— Стоимость телепортации со станции "Мимас-2” составляет восемнадцать рублей. Для подтверждения оплаты приложите вашу универсальную карту к устройству оплаты. Стас нашел взглядом черный кружок считывателя и поднес к нему синий прямоугольничек карты.
— Проведение транзакции, подождите. С минуту на табло мигала желтая полоска, а затем сменилась на красную, одновременно загудев маленькой сиреной.
— В приеме платежа отказано.
— Как это отказано? Алё!
— Недостаточно средств на проведение платежа, — казалось, дежурный компьютер довольно хрюкнул.
— Черную дыру мне за шкирку!
— Стас хлопнул себя по лбу. Он, и правда, потратил вчера всё, что было, на очередной заказ с Земли. А следующая зарплата должна была прийти через неделю.
— А можно в кредит?
— Данная услуга станцией не предоставляется.
— Я, честное слово, верну. Сразу, как прибуду на Лунную базу, так и переведу. Займу и тот час расплачусь.
— Услуга не предоставляется.
— И что мне теперь, сидеть здесь до посинения? Компьютер не ответил.
— А если я умру с голоду?
Станция возьмет на себя ответственность за это? Как насчет первого закона? Молчание продлилось с минуту, но дежурный всё-таки ответил:
— Начат процесс частичной расконсервации станции. Все необходимые условия для вас будут созданы. До тех пор, пока вы не покинете станцию или не нарушите стандартные правила. В последнем случае станция снимает с себя всякую ответственность за вашу жизнь.
— И что мне делать тут? Сидеть и ждать, когда я смогу расплатиться? Дежурный не ответил. Но в коридоре зажглось обычное освещение, и поплыл запах земли после дождя от запущенного восстановителя атмосферы. Стас угрюмо побрел в столовую, взял тарелку выданную синтезатором, и мрачно стал жевать, не замечая вкуса. Спорить с дежурным было бесполезно, он отлично знал это по собственному опыту. Но и сидеть тут, как минимум неделю, желания не было совершенно. Впрочем, можно для начала выспаться, а затем придумывать выход на свежую голову.
— Дежурный! Какую каюту я могу занять?
— На ваш выбор.
Не мудрствуя лукаво, Стас занял первую с правой стороны. Скинул штаны и только собирался лечь, как увидел блестящий маленький кругляшок в углу комнаты. Это оказалась монетка, целых два рубля с орлом на реверсе. Стас крутил находку в пальцах, и непрошеная мысль стучалась с черного хода.
— Черную дыру тебе в карман!
Не одеваясь, Стас принялся обыскивать каюту. Через полчаса его добычей стали: билет на концерт классической музыки за прошлый год, леденец без обертки, один тапок в цветочек, засохший надкусанный бутерброд и книга "Истории звездной дороги” в мягком переплете.
А кроме этого одиннадцать рублей — три двухрублевые монетки и пять однорублевых кругляшей. — Кажется, я на полпути домой. Так и забыв про штаны, Стас ринулся в другие каюты. В двух следующих не нашлось ничего интересного. А затем в коридоре его окликнул голос Дежурного.
— С вами всё в порядке?
— Да-да, всё отлично.
— Для чего вы меняете каюты?
— Не могу заснуть, ищу удобную кровать.
Есть возражения? Компьютер не смог найти аргументов и, хрюкнув динамиком, замолчал. Увы, найти в остальных спальнях удалось только второй тапок, журнал "Кройка и шитьё скафандров из подручных средств”, фотографию седой женщины в красной шляпе и две монетки по пятьдесят копеек. Разочарованный, Стас пошел в столовую и налил себе кофе. Дальняя стена большого зала оказалась панорамным иллюминатором. Дежурный не стал возражать, когда Стас открыл ставни.
Там, снаружи, плыл величественный громадный Сатурн в окружении сияющих колец. Пленник компьютера долго сидел, пил плохой кофе и любовался видом. И про себя даже решил, что такое зрелище стоило сегодняшних приключений. Наливая очередную кружку кофе, Стас обратил внимание на стену рядом с автоматом. Какой-то весельчак соорудил там модель системы Сатурна.
В центре тарелка, приклеенная к стене, изображала планету. Вокруг фломастером были нарисованы кольца, а спутники были сделаны из разной мелкой ерунды. Около каждого крупного объекта были написаны физические параметры и орбита. Разглядывая мелкие надписи, Стас перебирался от одной луны к другой, пока радостно не закудахтал над Япетом. Этот спутник на стене изображала рублевая монетка. Но вот оторвать приклеенный кружок металла оказалось не просто.
— Что вы делаете! Немедленно прекратите портить имущество базы! Дежурный заверещал неприятным визжащим фальцетом. Стас обернулся и пошел к шкафу со столовыми приборами за ножом.
— Немедленно прекратите! Или я сниму вас с довольствия! — дежурный, кажется, начал впадать в истерику.
— Я ничего не порчу, — копаясь в ящиках, пробурчал Стас, — наоборот, я делаю уборку помещения. Или это художество на стене имеет инвентарный номер? Если так, я немедленно перестану. Нож, наконец-то, нашелся, и Стас вернулся к стене.
— Ну, так что? Эта художественная инсталляция есть в списке учитываемого имущества? Дежурный не ответил.
— Ну и чудно. Сковырнув монету, Стас пошел обратно в каюту.
— Эй! — компьютер вдруг ожил, — а закончить уборку?
— Я устал. Мне срочно требуется отдых, — буркнул Стас и закрылся в своей каюте.
Пересчитал мелочь. Тринадцать рублей. Расстроенный, решил лечь спать. Когда перекладывал штаны с кровати, нащупал в кармане что-то круглое. Пятачок! Откуда он взялся? Не важно! Стас бросился к транспортной кабине.
— Вот! Ровно восемнадцать рублей! Давай, железяка, отправляй меня домой. Где-то в глубинах станции заворочался кремниевый мозг, переваривая неожиданный поворот событий.
— Транспортная кабина не оборудована монетоприемником. Для оплаты приложите вашу универсальную карту к считывателю.
— Зараза! Стас стукнул кулаком в переборку. И рухнул на пол как подкошенный.
— Человек, немедленно встаньте. Ответа не последовало.
— Человек, что с вами? Подождав минуту и не услышав ответа, Дежурный включил сирену.
— Человек находится в опасности. Внимание, человек в опасности. Вызываю медицинскую бригаду. Медиков не пришлось долго ждать. Ребята в белых халатах выпрыгнули из транспортной кабины и накинулись на больного.
— Пульс есть.
— Дыхание в норме.
— Эвакуируем.
Стаса переложили на носилки и внесли в транспортную кабину. В последний момент больной приоткрыл один глаз и показал выставленный средний палец в сторону зрачка камеры за смыкающимися дверями кабины. Стас выбрался из медицинского блока станции "Юпитер-3” за полчаса.
Посмеялся над своими глупым положением вместе с медиками, обещал угостить их пивом и отправился на заждавшуюся его Лунную базу. Уже в коридоре к транспортному узлу тревожно звякнул коммуникатор. На экране горела надпись: "Выставлен счет за посещение базы Мимас-2 в размере 18 рублей. Дежурный номер 517”.
Последнее слово осталось за компьютером.



Похожие публикации:

Понравилось? Отправь другу!
Подпишись на новости
Люди которым не повезлоКитайский школьник решил узнать, что будет, если кинуть петарду в канализационный люкЗачем покупать мандарины, лучше посадить их в горшок и выращивать самому.